Четверг
22.11.2018




Поиск по сайту
Категории раздела
Общее [2]
Общие принципы отбора собак для службы
Базовая дрессировка [5]
Общий курс дрессировки (ОКД)
Розыскная служба [9]
РС. Следовая работа.
Поиск ВВ и ВУ [2]
Подготовка собаки для поиска и обнаружения взрывчатых веществ, взрывных устройств, оружия и боеприпасов
Охота [2]
Дрессировка охотничьих собак
Специфика МПС [1]
(Министерство путей сообщения)
Спортивная дрессировка [3]
Собака в доме [6]
Правильное общение и дрессировка
Специфика запахов
Собаки не раскрывают преступления, это делают люди...

Работа с запаховыми следами на месте происшествия
Одорологические объекты
Основания применения собак в розыскной службе
Характерные запахи
Запахи-фоны
Посторонние запахи
Отвлекающие запахи
Условия, влияющие на пригодность запаховых следов для сбора криминалистически значимой информации по происшествию
Условия фиксации следа. Заключение.
Навигация-теги
Это интересно...
Руководство дрессировки полицейских и военных собак. 1911г. [15]
Знаменитые собаки [2]
Военная история [2]
Dogs K9-unit
Миссия [1]
Законодательство [1]
Опыт [1]
Видео [1]
Случайные статьи
[12.09.2009][Содержание]
Правила содержания и размещения служебных собак
[04.08.2009][Военная история]
Собачья служба
[05.10.2009][Базовая дрессировка]
Тест Уильяма Кэмпбелла (определение психотипа щенка)
[07.08.2009][Шаблоны документов]
Поурочный план занятий
[12.10.2009][Собака в доме]
Дрессировка собаки как помощника для людей с дефектами речи или слуха
[04.08.2009][Официоз]
Кинологические федерации
[29.08.2009][Розыскная служба]
Дрессировка собак для РС (усложнения)
Статистика




Rambler's Top100

Яндекс цитирования
Друзья сайта
ПОЛИГОН

Каталог статей

Главная » Статьи » Дрессировка » Базовая дрессировка

Апортировка весело, быстро, четко
Оглавление
 
АПОРТИРОВКА: ВЕСЕЛО, БЫСТРО, ЧЁТКО.

1.1. АПОРТИРОВКА В «IPO»
Апортировка занимает центральное место в курсе общего послушания. Никакое другое упражнение не повторяется трижды (с вариантами). Из 100 итоговых баллов раздела В почти половина, а именно — 40 баллов, приходится на три варианта апортировки (10 баллов — за подноску на ровной поверхности», 15 баллов — за «подноску с преодолением барьера» и следующие 15 баллов — за «подноску с преодолением горки»).

Кроме того, все три варианта апортировки считаются самыми комплексными и в то же время самыми декоративными упражнениями. Здесь особенно проявляются как способности собаки, так и квалификация её дрессировщика. Не случайно именно в этом упражнении часто терпят неудачу даже самые высококлассные спортивные собаки.

Никакое другое упражнение не требует столько изобретательности от дрессировщика как апортировка. Её репертуар — от строгого ошейника с шипами, натяжного ошейника и раздражающих приборов — до менее драконовских вспомогательных средств, таких как детально продуманная конструкция деревянного апортировочного предмета и технология натяжных поводков. Наряду с этими техническими приёмами (с применением дополнительных средств) известны еще многочисленные игровые методы.

И ещё один довольно грустный и проблематичный факт подчеркивает исключительное значение апортировки. Многие спортсмены, в общем отрицающие принудительные методы обучения, делают для апортировки единственное исключение.

При наличии такого разнообразия возможностей, которые предлагают кажется всё, от сильного принуждения до игры, удивляет, что упражнения по апортировке все же являются постоянной проблемой для многих дрессировщиков. Причины этого разнообразны.

Некоторые спортсмены делают с самого начала ставку на метод, который не подходит их собакам, другие слишком рано начинают терять терпение, а третьи перепрыгивают без всякой системы с одного многообещающего метода на другой (точно также как в защитной службе). Представим себе сначала идеальное исполнение. Упражнения по апортировке на всех трех ступенях SchH-1,2 и 3, как и в новом IPO описаны дословно одинаково. Различие лишь в весе и выборе апортировочного предмета: SchH-1 — свободный выбор, SchH-2 — килограммовый деревянный предмет, SchH3 — 2-х килограммовый деревянный предмет.

Выписка из положений IPO: Собака, свободно сидящая возле своего дрессировщика, — должна после первой же команды «апорт» в быстром темпе побежать за отброшенным на расстояние примерно 10 шагов апортировочным предметом, быстро взять его и в таком же быстром темпе принести дрессировщику. Она должна близко сесть перед дрессировщиком и держать предмет в пасти до тех пор, пока после установленной выдержки дрессировщик по команде «дай» не возьмет его. По команде перехода в ОП собака быстро садится возле своего дрессировщика. Дрессировщик остается на своем месте, пока собака не возьмет предмет и пока не сядет рядом с ним.

Быстрый аллюр у собаки — это то же самое, что у лошади галоп. Так как в IPO для возвращения собаки с предметом применяется та же комбинация слов, то можно исходить из того, что собака должна вернуться в том же темпе (или приблизительно в том же), в каком она бежала за предметом.

Во всяком случае собака, которая туда устремилась галопом, а возвращается рысью получит оценку ниже, чем та которая бежит галопом в обоих направлениях. Для общего зачета следует учитывать, наряду с видом бега и темпом, ещё и другие критерии: «Охотно ли собака выполняет задание?» и «представляют ли собака и дрессировщик спаянную команду, для которой характерны обоюдная интуиция, концентрация и заангажированность?». Лишь тогда, когда эти качества в полной мере присутствуют, судья может производить градацию в соответствии с современными спортивными требованиями в «V критериях» (для непосвященных: V — «отлично» от 96 до 100 баллов).

Общее впечатление должно оцениваться выше, чем отдельные детали. И для зрителя общее впечатление также является решающим. Но чем объяснить, что именно апортировка оставляет у зрителей сомнительное впечатление? — Множеством маленьких ошибок, таких как «слишком медленная реакция собаки», «неправильная посадка собаки», «вялое управление собакой» или «неудовлетворительное завершение подноса предмета»? — В чем, собственно, суть упражнения?

Ну, проблема всем известна: собака охотнее бежит за предметом, чем возвращается с ним. Почему она должна охотно возвращаться, где по прибытии, чаще всего, ей будут указывать на ошибки, если вообще не накажут? Многие пытаются, поэтому, сделать возвращение собаки приятным, играя с ней. И, действительно, играя, собака быстрее бежит назад. Но все-таки во многих случаях не достаточно быстро и уверенно. Часто даже собаки, воспитанные на игре, возвращаясь, переходят на рысь или за несколько метров от дрессировщика заметно замедляют бег. Этот феномен многие инструкторы и спортсмены рассматривают как доказательство их утверждения, что «В игре нельзя обучить хорошей апортировке». Да, нельзя научить, при условии описанных обстоятельств. Но виновата здесь не игра, а противоречивые методические подходы. Пока у собаки, играющей на «разряженном поле», присутствует страх перед болью и психическим давлением, она не сможет свободно проявить себя в игре. Многие собаки бегают медленно, чувствуют себя неуверенно и выглядят скованно. Выжидательная позиция часто выражена страхом и нежеланием работать вместо радостной готовности. Многие собаки прижимают уши, держатся на расстоянии, напрягаются и, хотя в их глазах отражается «внимательность», но какая же это внимательность? Чего ждут эти собаки? Нередко апортировочный предмет они бросают прямо к ногам дрессировщика. Это, конечно же, производит удручающее впечатление.

Но наряду с непоколебимо уверенными сторонниками принудительных методов, все больше появляется людей, которые хоть и практикуют методы принуждения, но искренне хотели бы обучать через игру. Если бы они точно знали, что только именно так можно добиться успеха. Они применяют жесткий метод, думая, что иначе нельзя достичь «высоких результатов» в быстроте и надежности. Они уже видели «играющую» — апортировку, но она их не вполне убедила. Возможно они и сами пытались ее испробовать — с таким же неубедительным результатом. Беспокоит также, что в профессиональных кругах слышатся высказывания: «Если хочешь побеждать, то играя, этого не добьешься — тут нужны другие подходы и т. д.». Выступить против такого ошибочного мнения, которое базируется на неполном знании процессов обучения и на ещё недостаточно изученных игровых методах, является целью моего дальнейшего повествования.

 
Если причина неудовлетворительных успехов в апортировочных упражнениях лежит не в мотивационной дидактике, её нужно искать в отдельных деталях методики. Для надежного педагогического успеха необходимо знание предмета, а также соответствующие навыки его практического применения. Игровое обучение требует обоснованного плана. Именно «обоснованного». Игра игре рознь. Игровое обучение это нечто совсем иное, нежели бесцельные игры.

Это не значит бросить «мячик» и дико прыгать вокруг него. Если речь идет об игре в воспитании спортивных и служебных собак то имеется в виду целевая игра-обучение, которую проводят по определенным правилам. Без учета всеохватывающей взаимосвязи дрессировщик останется плохим «режиссером» и его квалификация, по всей вероятности, так и не превысит уровень дилетанта, или он, возможно и не замечая этого, пойдет на поводу у своей способной собаки, которая быстро научится им руководить, доминировать в игре.

Но когда дрессировщик учебные игры понимает и владеет ими, то всё выглядит легко и непринужденно. Оба — и собака, и дрессировщик, раскрываются в игре, причем собака всегда управляема. В идеале дрессировщику удается превратить свои спортивные цели в мотивацию для собаки (дидактическая трансформация).

Не буду спорить, что в процессе исправления ошибок бывают индивидуальные ситуации, когда нет другого выхода, как отступиться от мотивации. В таких случаях следует тщательно и добросовестно взвесить, этично ли массированное причинение боли, и оправдано ли это с точки зрения защиты животных. Абсолютный запрет на причинение боли кажется мне лично не только противоестественным, а потому бессмысленным, но и безответственным. Таким же безответственными, по-моему, являются методы, с помощью которых пытаются кратчайшим и простейшим путем манипулировать собакой, при этом заранее отказываясь от мотиваций. В таких случаях цена «спортивных успехов» с разных точек зрения ставится под вопрос. То, что в эти безрадостные попытки включают также игры и мотивацию, не оправдывает того, что происходит до и после этого.

В этой связи я ссылаюсь на феномен «замаскированных действий»: короче говоря, я имею в виду ошибочное мнение о том, что собака весело настроится на игру, если в процессе тренировки, основанной на принуждении и боли, ей иногда на короткое время дадут поиграть с мячом или колбаской. Преследовать убегающий объект или бороться за добычу — это во многом инстинктивное поведение. То, что собака на раздражители «инстинктивных действий» проявляет активность, совсем не значит, что она хорошо себя чувствует или, что она, проще сказать — «играет». Игра (как ее понимают этологи и педагоги) состоится только в так называемой «разряженной обстановке». При малейших «помехах», как например, приближающаяся опасность, боль, страх, сильная фрустрация (чувство разочарования) или даже голод, игра мгновенно прекращается. Но многие дрессировщики применяют в воспитании продолжительные стрессы (дистресс — негативный, вредный стресс). Они практикуют страх перед болью и учебная обстановка вызывает антагонизм к игре — нежелание! То, что собака все-таки бежит за мячом, это заслуга не воспитателя, а природы.

1.2. ЗАИНТЕРЕСОВАННОСТЬ ПРЕДМЕТОМ АПОРТИРОВКИ
Итак, некоторые дидактические этапы навыков апортировки. Сначала нужно научить собаку положительно воспринимать предмет апортировки. Сделать это с обычным экспонатом из твердой древесины для многих собак очень трудно или невозможно. Рекомендуется тренировать собаку с предметом, который она уже «признала»: «колбаской», кожаным предметом или мячом с петлей. Или использовать деревянный экспонат с резиновой прокладкой и контрверёвочками. В первоначальной тренировке на первом месте должна быть «свободная игра». Здесь еще не ставится задача детального обучения апортировке. Единой задачей дрессировщика должно быть: собаке должна очень нравиться игра с мотивационным объектом (МО). Для описания правильной игры здесь не хватит места. МО используется только для совместной игры. Собака никогда не должна играть с ним одна. Для игры «соло» она получает другие предметы и даже кость.

1.3. СНАЧАЛА ОБУЧАЕМ ВОЗВРАЩЕНИЮ К ДРЕССИРОВЩИКУ
Многим упражнениям обучаем с помощью лакомства или заменителя добычи (добыча — МО, игровая добыча). Чтобы составить обоснованный, методический план работы, нам нужно представить себе процесс захвата добычи в природных условиях. Хотя наши собаки настолько одомашнены, что в диких условиях они буквально умерли бы от голода, все же еще встречаются — у разных пород в разной степени, выраженные рудименты первоначальной цепочки действий при ловле добычи. Они и сегодня еще активизируются во многих рефлексах. Что же происходит при захвате добычи?

Жертву отыскивают, преследуют, нападают, заваливают, закусывают насмерть и потрошат, разрывают на куски, едят, часть тащат в логово или полностью съедают и отрыгивают для кормёжки детенышей. Воспользуемся этими механизмами, оставшимися у собак ещё и сегодня, в стилизованной форме:

Как мы уже выяснили, суть упражнения по апортировке заключается в беге туда и обратно с одинаковой скоростью в обоих направлениях. Бег за предметом как стилизованная ловля добычи, как правило, не представляет трудности. Одомашненная собака воспринимает «экспонат» как суррогат добычи, как игровую добычу. Для обратного движения однако гораздо труднее найти адекватную стилизацию и привить её собаке. Если её предоставить самой себе, то взяв стилизованную добычу, она может реагировать на неё совершенно по разному. Или она отнесёт добычу в безопасное место и там начнет её разрывать (процесс очень близкий к природному), или будет бегать вокруг хозяина или хозяйки с чувством ликования (типичное игровое поведение), или от неуверенности будет прыгать с места на место.

Есть способы поведения, обусловленные рефлексами и обусловленные аппетенцией (аппетенция: животное ищет такие возбудители, которые вызывают цепочку инстинктивных действий). Преследование и захват добычи, например, вызваны рефлексами, что легко просматривается в поведении собаки, чья игрушка добыча выпала из пасти, или когда хозяин случайно уронит мяч. За выпавшим мячом собака «обязана», так сказать, гнаться. Стимулом возбуждения инстинкта является мяч с петлей для метания: он прыгает непредсказуемо, быстро, угловатыми движениям как и жертва в дикой природе. Иными словами: мяч с петлей для метания напоминает вполне определенные элементы движения жертвы, а именно «мелькание пяток» преследуемой жертвы. Это опять же стилизованный прием, который мы используем в современной педагогике для животных.

Подводя итог сказанному, в отношении звукового сигнала, можно сказать следующее: — хотя, согласно правил, упражнение начинается с команды «апорт», но с методической точки зрения в нем мало смысла так как единый в этом испытании, и потому чрезвычайно ценный, сигнал — в роли возбудителя — растрачивается на приём, который, как мы выяснили выше, выполняется за счет обусловленного рефлекса. А для возвращения собаки, что как раз более проблематично, уже нет стимулирующего сигнала.

Приведенный здесь метод апортировки базируется на следующих подходах: — он строится на инструментальном способе приведении в форму (кондицию): обучение маленьким автономным шагами. Причем прежде всего вторая часть упражнения в отличие от первой, более содержательна, т. к. насыщена целенаправленной и своей собственной мотивацией.

Главное различие состоит в том, что апортировочный предмет в начальной фазе обучения никогда не бросается. Собака должна связывать бег к добыче с бегом не от дрессировщика, а наоборот к нему. Она должна научиться следующему: «добыча у хозяина… я должна бежать быстро, иначе она убежит…, когда я буду там, мы посоперничаем за добычу… если я правильно схвачу и сильно потяну, я выиграю игру…», (наглядный пример антропоморфного {очеловеченного}описания).

И звуковой сигнал «Принеси» собака также связывает с самого начала с бегом к хозяину, а не от него. Упражнение выполняется, в зависимости от способности собаки, с высоким или высочайшим порывом и только до тех пор, пока не снизится уровень энтузиазма (специфическая для возбуждения утомляемость). Два или три повторения в дни тренировок вполне достаточно.

Первая часть упражнения по апортировке, т. е. отсылка от дрессировщика, разучивается значительно позже. А именно тогда, когда полностью усвоена цепочка действий, т. е. собака уверенно и правильно реагирует на звуковой сигнал «Принеси», действующий как раздражитель. В этом пункте следует быть особенно последовательным. Все упражнение может оказаться неудачным, если хоть «пару раз» пошлем собаку за «просто так» брошенным предметом (из любопытства, нетерпения или неуверенности).

Из-за различных исходных данных собаки (наследственная предрасположенность, возраст, зрелость, уровень натренированности и т. д.) невозможно назвать определенные временные рамки для работы по отдельным фазам. Как правило, обучение и закрепление всех действий собаки длится значительно дольше, чем полагают дрессировщики. «Formatio reticularis» (неизгладимое воспоминание) развивается у человека после примерно семи, а у собаки после двадцати пяти, тридцати повторений. Для закрепления необходимо рассчитывать на 60, 70 повторений. При ежедневной краткой тренировке это займет около двух месяцев!

Но это только средние показатели! Если процесс переживается эмоционально очень интенсивно, то одно-единое переживание может запомниться надолго и глубоко. В таком случае для закрепления не требуется повторения. Это относится и к человеку и животному, в большей мере к молодым людям и к молодым животным. Поэтому понятно, почему опытные дрессировщики требуют проводить обучение «с высоким воодушевлением». Эмоционально окрашенная тренировка запоминается быстрее и надолго. С другой стороны, существуют уважительные причины при определенных заданиях или учебных ситуациях направить обучение в другое русло, а именно на подавление мотивации.


В работе со взрослой собакой рекомендуются стимуляционные игры, известные нам по защитной службе. Здесь также рекомендуется участие опытного воспитателя или фигуранта.
Кроме того, собака учится — особенно в эмоционально положительном настроении — воспринимать «процесс как единое целое». К сожалению, часто случается, даже среди лучших из нас,что собака выделяет иные моменты, чем те, которые мы намеревались ей привить. В результате неправильно расставленных приоритетов, в мозгу у собаки возникают неправильные связи. Если сразу же распознать эти отклонения и приступить, не повторяя ошибок, к корректировке, то как правило, через некоторое время эти неправильные связи можно исправить. Не следует волноваться, если одно упражнение длится два или три месяца. Если собака после этого до конца своей жизни двигается при апортировке быстро и радостно, то время не было потрачено напрасно. Я знал многих дрессировщиков, которые за несколько недель хорошо обучали тому или иному упражнению, но до сих пор исправляют привитые тогда ошибки.

1.4. ПАРАЛЛЕЛЬНЫЕ УПРАЖНЕНИЯ
Так как апортировка — упражнение комплексное, то целесообразно разделить его на отдельные задания. Отдельно отрабатываем «Aus» («дай»), посадку, держать и ждать, а также основное положение с последующей усадкой сбоку. Отдельно — не значит последовательно друг за другом. «Aus», например, нужно отработать заранее, чтобы при апортировке или в защитной службе собака уверенно выполняла эту команду. Поэтому команду «Aus» разучиваем уже со щенками и молодыми собаками. Конечно же, на основе положительной мотивации. И другие навыки апортировки (каждый сам по себе) отрабатываются задолго до того, как из отдельных приёмов составится комплексное упражнение раздела апортировки.

После того, как разработана педагогическая цель (положительная мотивация) и соответствующая дидактика (сначала разучить возвращение наместо), должны быть выработаны отдельные методические шаги (и их варианты). Сначала для молодых, ещё необученных или мало обученных собак, затем для взрослых, испорченных неправильным обучением собак, с которыми нужно начинать всё сначала.

1.5. КОМПЛЕКС ПРИЁМОВ ДЛЯ ОБУЧЕНИЯ МОЛОДЫХ СОБАК: стимулирование, возбуждение собаки, борьба за добычу
Предположим, что перед нами молодая собака в возрасте 6-12 месяцев. В идеале её игровое поведение должно было регулироваться ещё в возрасте щенка. Выбор экспоната (апортировочного предмета любого вида) имеет второстепенное значение. Один предпочитает одно, другой — иное. Любой предмет имеет свои преимущества и недостатки. Главное, чтобы собака с его помощью в считанные секунды «вошла в азарт» активно или очень активно, в зависимости от её способностей, а позже чтобы из состояния покоя по сигналу тотчас снова возбуждалась.

Этап 1. Стимулирование на близком расстоянии
Важность оптимальных внутренних и внешних условий понятна сама собой. Вначале обучение должно происходить в спокойном месте и без отвлекающих обстоятельств! Если молодая собака ещё не может ни держать расстояние, ни соблюдать выдержку, то первые занятия лучше проводить с помощником (или сначала потрудиться над этими навыками, прежде чем двигаться дальше). Собаке надевают ошейник, и к нему пристегивается короткий поводок (примерно 1,2 м). Помощник держит собаку за ошейник, поводок отводит назад, на пол, и направляет внимание собаки на хозяина или хозяйку. Хозяин с загадочным видом приближается на расстояние примерно 10-15 метров, показывает предмет, (держать его нужно не перед корпусом, а сбоку — так собака лучше запомнит очертания мотивационного объекта), заинтересовывает собаку и начинает им играть и «отдавать». (Примером здесь служит поведение собак в игре — импонирующее поведение).

Игра продолжается до тех пор, пока собака не начнёт проявлять явные признаки готовности к действию: целенаправленные натягивания и рывки поводка, навострённые уши, максимальная концентрация, лай и т. д.

Мотивацию можно повысить, привязав деревянный предмет (или другой экспонат) к примерно трёхметровой верёвке. Так дрессировщик сможет передвигать предмет ногой вправо или влево, бросать вперед и на близком расстоянии от собаки оттянуть назад, передвигать его разными способами по земле: медленно, быстро или рывками. Мотц еще 15 лет назад таким образом привязывал своих собак к колышку и посредством описанной имитирующей техники добивался заметного прогресса, применяя также в качестве акустического стимулятора плётку (но не для устрашения и не для причинения боли).

Форма стимуляции применяется индивидуально (что для одной собаки слишком много, для другой может оказаться слишком мало).

По чёткой и громкой звуковой команде «апорт» помощник отпускает собаку. Дрессировщик отбегает на несколько шагов (если собака бежит размашистым галопом, то это необязательно), нагибается и даёт приближающейся собаке возможность захвата (но не подсовывать мотивационный предмет под самый нос! Какая «добыча» предлагает себя добровольно в жертву? Добыча скорее убегает и только убегающая добыча вызывает упомянутый рефлекс!).

Пока собака бежит к Вам, а также в момент хватки, для подбадривания, звуковой сигнал «апорт» можно несколько раз повторить. Теперь долго играют с собакой, отбирая добычу (соперничество за добычу), причём хозяин или хозяйка должны превратиться в равноправных партнеров в игре (воображение). «Борьба за добычу» для каждого из участников должна содержать и перевес, и неудачу, и в конце концов должна победить собака — вначале всегда, позже, при возрастающем соперничестве (следует усложнять собаке возможность победы), «почти всегда».

Отбирают у собаки предмет широкими петляющими движениями, причём собака по возможности стоит на всех четырёх лапах. По-собачьи двигаются по кругу, выбирая всё время лучшую позицию. «Рывки» и «удары плеткой» также относятся к техническим приёмам из мира собачьих игр. Во время игры следует обращать внимание, чтобы шейный отдел позвоночника собаки не напрягался постоянно в области затылка, так как такое положение и неестественно и неприятно. Со многими собаками игру можно сделать более интенсивной, применяя голос. Значение имеет не выбор слов или звуков, а фонетически вызванный эмоциональный эффект.

Работая с пугливыми собаками, следует сначала быть осторожным и держать дистанцию. Мотивационный объект на двухметровой верёвке делает с такими собаками часто чудеса.

В идеальном случае, в «борьбе за добычу», спокойные движения должны чередоваться с быстрыми, порывчатыми, дергающими.

Фантазия не имеет границ. Чем разнообразнее приёмы борьбы за добычу, тем выше уровень возбуждения собаки. Через некоторое время дрессировщик симулирует слабость (которой собака конечно же безжалостно воспользуется) и оставит добычу.

1.6. БЕССТРЕССОВОЕ ОТНЯТИЕ ДОБЫЧИ
Этап 2. Отдача МО (мотивационного объекта)

В этой части упражнений делают больше всего ошибок. Ни в коем случае нельзя сразу же после «борьбы за добычу» забирать её у собаки! И уж не в такой форме, которая не оставляет сомнения, что собака проиграла. Тогда у собаки откладывается следующее: «Хозяин ведь сильнее», «Мне достанется добыча только из милости», или «Даже если я овладею добычей, хозяин всё равно заберет её у меня.»

Если собака убегает от дрессировщика с добычей (что, к сожалению, часто можно наблюдать), то закрепляется действие, которое впоследствии очень затруднит приучение к апортировке в правильном русле. Собака самоутвердится и все чаще будет искать такую фазу игры, где она превосходит руководителя игры. Она будет стремиться убежать с добычей, а это совсем не соответствует целям игры на послушание. Здесь на первом плане стоит командная (совместная) работа, и собака в любой ситуации должна радостно и быстро возвращаться к хозяину.

Слева: Посадка, отход назад, выдержка, возбуждение напряжения командой «апорт» и заключительный, совместный бег.)
Справа: Совместный бег снимает многие потенциальные проблемы.
После того, как собака подошла с добычей, хозяин пробегает вместе с ней на поводке несколько кругов и хвалит её. Если не хватает ловкости бегать при коротком поводке, можно воспользоваться восьмиметровым разматывающимся поводком. Важно, чтобы собака имела достаточный опыт: «Я победила и добыча теперь моя. Хозяин явно проиграл» (чувство победителя). Во время этой пробежки нужно пристально следить за собакой, чтобы заметить, когда это «чувство победителя» у неё спадёт. Нужно дождаться этого момента и только тогда придумать, как забрать апортировочный предмет.

Со многими собаками это легче всего сделать, воспользовавшись «конкурентным мотивационным экспонатом» (заменить добычу).

Если собака проявляет через некоторое время (у некоторых собак это может продолжаться долго, особенно — вначале игр) спад чувства победителя, то это благоприятный момент для того, чтобы забрать у неё добычу.

О том, как забирать предмет, существуют разные мнения. Одни, исходя из отрицательного опыта, избегают команды «Дай» и заменяют её командой «Место» или командой «Сидеть», другие же верят, что сразу нужно начинать с ранее изученного «Aus». Что мне претит, так это уверенность, с которой каждый защищает свою точку зрения. К цели ведут многие пути, им можно придавать большее или меньшее значение. Было бы лучше, вместо того, чтобы осуждать и отрицать методы коллег или соседних клубов (тем самым ограничивая свои собственные способы обучения), сделать своим достоянием преимущества разных вариантов обучения. В нашем примере это могло бы выглядеть так: если предоставляется возможность вырвать предмет из пасти собаки, когда она на минуту отвлеклась или некрепко держит добычу, то делаем это сразу. Но если она крепко держит добычу и не отвлекается, то лучше применить один из «Aus-методов» отнимания, описанных ниже.
 


Источник: Журнал "SV-Zeitung" № 11/ www.ekard-lind.at
Категория: Базовая дрессировка | Добавил: DogJob (17.10.2009) | Автор: Экард Линд
Просмотров: 5183 | Теги: SV, ipo, дрессировка | Рейтинг: 5.0/1 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]